11-29. Закон и Евангелие

"Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем". (Иакова 2:10)

Нравственный закон вовсе не считает, что люди - слабые существа, не принимает во внимание нашу наследственность и немощи; он требует, чтобы мы были в нравственном смысле безупречны. Нравственный закон никогда не изменяется ни в сторону ужесточения, ни в сторону послабления, он вечно и неизменно тот же. Нравственный закон, предписанный Богом, не делает поблажек слабым, не сглаживает наших недостатков - он остается истиной в последней инстанции на все времена и на всю вечность. Если мы этого не понимаем, то это потому, что мы не совсем чтобы живы, а как только оживем по-настоящему, жизнь для нас станет трагедией: "я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер" (Рим. 7:9). Когда мы это начинаем понимать, Дух Божий обличает нас во грехе. Пока человек к этому не придет и не увидит, что его положение безнадежно, Крест Христов для него просто фарс, насмешка. А обличение во грехе всегда несет с собой страх Божий и понимание того, что закон к чему-то человека обязывает. Никаких надежд у человека не остается, он "продан греху" (Рим. 7:14). Я виновен во грехе и никак не могу примириться с Богом, это для меня невозможно. Примириться с Богом я могу одним-единственным способом - смертью Иисуса Христа. Мне нужно избавиться от надежд оправдаться перед Богом своим послушанием, потому что никто из нас не может быть послушен Богу до конца, по максимуму!

Мы понимаем всю силу нравственного закона только тогда, когда закон несет с собой слово "если". Бог нас никогда ни к чему не принуждает. А нам то хочется, чтобы Он нас все-таки заставлял что-то сделать, то - чтобы Он оставил нас в покое. Но когда всем управляет воля Божья, не может быть и речи о каком-то принуждении. Когда мы решаем добровольно повиноваться Богу, Он самую дальнюю звезду и самую малую песчинку использует для того, чтобы нам помочь Своей всемогущей силой.